Сексуальная агрессия в семье


Положение еще более усугубится, если родители ребенка или другие объекты его любви негативным образом реагируют на само фантазирование, тем самым порой лишая ребенка единственного пространства для катарсиса. Внутренний протест вызывает у него появление в семье младших сиблингов и сопряженное с этим переключение внимания матери отца на них и т.

Bettetheim В.

Сексуальная агрессия в семье

В детском возрасте эта связь, видимо, только контурно обозначается, что косвенно доказывается характером и содержанием фантазий ребенка. Как было сказано выше, фантазии в дошкольном возрасте, принимая форму фантастических игр, продолжают игры реальные.

Ребенок как бы заимствует часть неисчерпаемой позитивной энергии у любимых персонажей, без которой ему не справиться с внешним насилием.

Сексуальная агрессия в семье

Если для ребенка воображение практически неотделимо от игры, строится целиком из реальных элементов, почерпнутых из ближайшего окружения, то подростку присущ процесс интеллектуализации воображения, его фантазия становится более абстрактной и творческой.

Выготского о природе детской и подростковой фантазии, особенностях их проявления дали толчок для более глубокого изучения различных аспектов этого феномена эмоционального, когнитивного, творческого и др. Без детального знакомства с этой проблемой говорить о природе подростковой агрессии не представляется возможным.

Это происходит в тех случаях, когда наступает подавляющий перевес сил Зла в жизни ребенка, и фантазия не успевает разряжать агрессивные импульсы; более того, сама пропитывается насилием, усиливая в итоге само Зло. Первые нотки жестокости звучат в прегенитальный период, как выражение стремления к овладеванию.

С одной стороны, идентификация себя с положительными героями облегчает ребенку процесс адаптации с внешним миром, наполненным постоянным противоборством Света и Тьмы. С возрастом агрессивная реакция усложняется, приобретая характер действия, основанием которого служит личностный коммуникативный компонент, слагающийся из динамичного взаимодействия формирующихся эмоционального и когнитивного полей.

Если бессознательное подавляется, а его содержание не может быть осознано, то либо с течением времени сознание частично переполнится производными образованиями этих бессознательных элементов, либо их придется поместить под столь пристальный принудительный контроль, что при этом может серьезно пострадать и сама личность.

В связи с этим возникает опасность трансляции агрессивных фантастических образов в реальные отношения. Декодирование их наводит на мысль, что в чистом виде сексуальные образы в воображении детей практически отсутствуют.

Так, в фантазиях мальчиков дошкольного возраста существа женского пола наделены, как правило, такими же гениталиями, что и существа мужского пола. Каковы эти желания? Так, ребенок может болезненно переживать реальные или мнимые угрозы со стороны родителей, связанные с неодобрением его манипуляций с гениталиями комплекс кастрации.

Таким образом, если ребенок не отграничивает фантазию от вещей, с которыми он играет, то подросток осознает ее как особую субъективную деятельность, дающую личное удовлетворение [1]. Исследование агрессивных фантазий ребенка значительно затруднено не тем, что он сознательно скрывает их от взрослых, а тем, что ему сложно вычленить конкретные ситуации, которые могли ее вызвать.

В фантазии ребенок инстинктивно воспроизводит реальное соотношение сил Добра и Зла, которое присутствует в его жизни.

Если они не удовлетворяются в реальности, то их энергия переносится в мир фантазий, наполняя его агрессивными и сексуальными образами. Педология подростка. К примеру, ребенок может оказаться свидетелем коитуса между родителями, который он интерпретирует не иначе как проявление насилия отца к матери.

Bern , Таким образом, если ребенок не отграничивает фантазию от вещей, с которыми он играет, то подросток осознает ее как особую субъективную деятельность, дающую личное удовлетворение [1]. Во-первых, процесс сопереживания увиденному сопровождается спонтанной разрядкой накопленной агрессивности, глубинных бессознательных страхов и тревог, сопровождающих реальную жизнь подростка.

Фрейд предполагал, что агрессивность подмешена и в другие сексуальные установки ребенка дошкольного возраста. Фантазии — неотъемлемый атрибутивный компонент психической жизни ребенка и подростка.

Кратко остановимся на анализе фантазий детей, связанных с субстанциональными силами Добра и Зла, воплощенными в сказочных персонажах книг, фильмов, устных рассказов. Он полагал, что самой существенной чертой фантазии в переходном возрасте является ее раздвоение на субъективное и объективное воображение.

Каковы эти желания?

Фрейд был убежден, что в период инфантильной сексуальности в поведении ребенка присутствует компонент насилия и жестокости. В игре ребенок имплицитно воспроизводит пережитые агрессивные сценарии, стремясь рационализировать их и тем самым снять накопившуюся отрицательную энергию.

Эротические образы ребенка бедны только в нашем понимании, для него они самоценны и важны в качестве инструмента освоения сложных межличностных отношений, реалий окружающего мира. Зазор между такой фантазией и ее реализацией у подростков зависит от особой конфигурации внешних и внутренних факторов, образующих сложную мозаику сознания и подсознания.

Как было замечено выше, фантазии у подростка образуют особую сферу его внутренней субъективной деятельности, тщательно оберегаемую и скрываемую от всех, даже самых близких людей. Процесс освобождения от травмирующих переживаний происходит и в игре, которая выступает в таких случаях как ведущее релаксационное средство.

В фантазии ребенок инстинктивно воспроизводит реальное соотношение сил Добра и Зла, которое присутствует в его жизни. Педология подростка. В них встречается значительно больше агрессивных образов, нежели в фантазиях детей.

В фантазиях, как и в игре, ребенок старается компенсировать свои агрессивные импульсы, реконструируя ситуацию таким образом, чтобы она не вызывала травмирующего эффекта. Дисбаланс физического, психического и духовного развития накладывает заметный отпечаток на воображение подростка, которое структурируется вокруг новых ценностей — своей возрастной группы и своей Я-концепции.

Bern , Таким образом, остро встает проблема профессиональной работы с детскими и подростковыми фантазиями, особенно с теми, которые носят агрессивную направленность. Bettetheim В.

К наиболее сильным травмирующим факторам относятся физические наказания ребенка, а также психогенные ситуации, воспринимаемые им как разрыв пусть даже кратковременный с объектом любви. Кратко остановимся на анализе фантазий детей, связанных с субстанциональными силами Добра и Зла, воплощенными в сказочных персонажах книг, фильмов, устных рассказов.

Реально пережитая сцена насилия и агрессивная фантазия, возникшая на этой почве, воспринимаются ребенком как единое целое. Садо-мазохистская модель полоролевого поведения закрепляется на сознательном культурологическом и подсознательном архетипическом уровнях, что делает ее опасной для людей с неразвитыми социальными навыками.

Подросток при всей своей нацеленности на независимость все же больше ориентируется на поведенческую эмансипацию, чем на разрыв экономической и эмоциональной связи с родителями. Первые нотки жестокости звучат в прегенитальный период, как выражение стремления к овладеванию. Резюмируя, можно сказать, что 3.



Телепередача секс с анфисой чеховой смотреть онлайн
Онлайн без регистрации секс с конем
Порно гей взрослые старики
Heccrjmt порно
Ирина чернобровина порно
Читать далее...